Не откладывай, не раздумывай, не сомневайся.
Hot Fest
Ludwig Кakumei.
Вилльгельм | Лизетта. Топор. Тяжелая жизнь наемницы. "Попробуй пирожные, Луи они нравятся"

- А этот идиот ка-а-к швырнёт в меня бревно!- с цветочной поляны где-то в глубине леса уже целый час доносились страшные крики, ругательства и громкий хохот.
Лизетта, усевшись вместе с Вильгельмом под ветвистым деревом прямо по середине лужайки, яростно жестикулировала, рассказывая ему об очередной миссии.
- Нет, ну не придурок ли?!- возмущалась девушка,- Он вообще в курсе, что в меня надо было стрелять из ружья?! Егерь безмозглый!
- Да-а-а,- задумчиво протянул Вилл, гадая, как же всё это могло выглядеть.
- Звери! На кой чёрт было заказывать этого чокнутого, если ему хватило бы одного полена по голове?- продолжала распаляться Лизетта, ожидая от своего слушателя бурной реакции.
- Просто бред какой-то,- согласился Вильгельм,- Мы с принцем уже много где побывали, но такого я ещё нигде не видел.
- Вот и я говорю,- Красная Шапочка с шумом вдохнула лесной воздух, не зная, о чём говорить.
Повисло неловкое молчание. Лизетта не могла вспомнить какой-нибудь ещё случай, чтобы прервать нудную тишину, а других тем для разговора она и не знала. Или уже не помнила. Вилл отчего-то был странно задумчив и мало разговаривал.
«Опять о своём ненаглядном Луи печётся»,- с некоторым раздражением заметила светловолосая и повернула голову к залитой солнцем поляне.
Такие деньки выдавались её на удивление всё чаще и чаще, будто кто-то наконец решил, что и Красной Шапочке не помешает капелька счастья. Наверно, если бы об этом услышал Вильгельм, то ни за что бы не поверил. Да и кому в здравом уме в голову может прийти мысль, что киллер любит солнечные дни?!

- Ох, и дура же я. . .- с горечью усмехнулась Лизетта, положив подбородок на рукоять своего топора.
- С чего ты взяла?- быстро оживился Вилл, с недоумением поглядывая на светловолосую.
- Да дура, и всё. . .- устало ответила та, прикрыв глаза.
- Не дура ты вовсе! Совсем не дура!- неожиданно вспылил парень, подсаживаясь поближе.
- А чего это ты так разволновался?- хмыкнула Лизетта, поднимая голову.
Вильгельм мгновенно залился краской.
- Ну, давай, рассказывай, что там опять с твоим Луи случилось,- девушка отложила топор в сторону и облокотилась на старое дерево.
Вилл подавился воздухом. Ему помнилось, что при любом упоминании о принце девушка становилась агрессивна и неадекватна, а сам парень частенько отхватывал каким-нибудь тяжёлым тупым предметом по голове.
Вильгельм хорошенько принюхался. Спиртным от Лизетты не пахло. Лоб пощупать она бы вряд ли позволила, но её взгляд был совершенно ясен и здоров.
- Э-э-э. . .- Вилл запнулся, думая, чтобы такого приличного соврать.
Заметив его напряжённое лицо, девушка усмехнулась.
- Можешь не рассказывать, что вчера он умер в страшных корчах, всё равно не поверю,- демонстративно заявила она и рассмеялась.
Без тени обмана Вильгельм расхохотался в тон ей.
Неожиданно вспомнив о чём-то очень важном, Вилл торопливо сунул руку в широкий карман кафтана, извлёк оттуда небольшой неплотно завязанный свёрток и протянул его Лизетте. Несколько мгновений та ошеломлённо смотрела на его содержимое – на ладони парня красовалось чуть помятое, но точно не менее вкусное пирожное.

- Это с клубникой. Луи такие очень любит,- с широкой улыбкой произнёс юноша, и светловолосая аккуратно взяла редкую сладость в руки.
Чуть погодя, она слегка куснула его. И правда, вкус был потрясающий.
Повернув голову, Лизетта увидела, что у Вильгельма едва не текли слюнки – он-то стащил пирожное только для неё!
С едва слышным хрустом глазури и теста девушка разломала сладость пополам и протянула одну половину парню.
- Давай,- сказала она ему,- Надоело мне есть в одиночку.

@темы: Недофанфики