19:51 

Один из моих многочисленных фиков

Гиацинта
Не откладывай, не раздумывай, не сомневайся.
Название: Он знал.
Автор: Гиацинта (она же Рука Соуэн).
Бета: отсутствует.
Рейтинг: PG.
Жанр: определённо виньетка, роман, немного драма.
Фэндом: Vampire Knight.
Пейринг: Канаме/Рука (да-да, это не опечатка).
Статус: закончен.
Дисклеймер: отказываюсь от всех прав.
Предупреждение: страшный ООС Канаме.
От автора: меня потянуло на романтику. Вернее, на нечто подобное. Хоть я и отказываюсь признавать Канаме, кроме как отъявленного мерзавца, но в данном рассказе я вижу только его.
Размещение: обязательно с этой "шапкой". Но я была бы рада, если бы вы предупредили меня о том, что хотите его где-то разместить. Интересно.

В тёмной комнате раздавалось едва слышное тиканье часов. Шторы были плотно закрыты. Царил аромат мятных сигарет.
Канаме сидел в мягком кожаном кресле, остановив свой взгляд в одной точке. Ворот его чёрной шёлковой рубашки был как всегда расстёгнут. Тёмные волосы были небрежно раскиданы по плечам.
Он смотрел на старое пианино. Когда-то на нём любила играть Рука. Он садился в это самое кресло и слушал её, иногда приоткрывая глаза, чтобы посмотреть, как осторожно касаются клавиш её тонкие пальцы.
Канаме пытался вспомнить, когда она делала это в последний раз. Казалось, прошла уже вечность. Хотя на самом деле Рука играла всего 2 недели назад.
В очередной раз услышав надоедливый звон часов, бивший по ушам, чистокровный резко поднялся с кресла и в одно мгновенье оказался рядом со стеной, на которой висел предмет, столь раздражавший Канаме. Ещё одно мгновенье, и часы лежат на полу, разбитые вдребезги.
Канаме замирает. Это были часы, которые купила Рука.

Он опустился в кресло.
В комнате было душно. В пепельнице тлели остатки мятных сигарет. Запах мяты смешивался с ароматом молочного шоколада.
Канаме устало вздохнул. Да, он устал. Он чувствовал себя совершенно разбитым. Голова, в которой обычно крутились сотни мыслей, совершенно опустела. Даже если бы тогда начался конец света, он был уверен, что не сдвинулся бы с места. Силы будто покинули его.
Вдыхая запах мяты, Канаме достал ещё одну сигарету. Он выкурил уже пачку.
Зажигалка и крохотный огонёк. Запах мяты усилился.

Он начал курить с тех пор, как умерла Юки.
Это случилось уже около пяти лет назад. Она покинула их, умерев от рук Ридо. После этого Зеро сошёл с ума и покончил жизнь самоубийством. Канаме не был так глуп. Конечно, он по-своему любил Юки. Около полугода он не принимал участия ни в каких приёмах, отдавая честь своей "великой" потере. Но почти сразу он понял - Юки не была единственной усладой его жизни. И хотя её смерть разрушила все его досконально продуманные планы, на ней его жизнь отнюдь не заканчивалась.
Иногда, когда чистокровный думал о младшей Куран, в сердце что-то болело, словно синяк. Но тогда на помощь всегда приходило виски.

Откинув тяжёлые волосы назад, Канаме начал вспоминать, что произошло с выпускниками Академии.
Закончив все перепалки, Шики и Рима поженились. Впрочем, от них нельзя было ожидать чего-то другого. Рука и Канаме частенько заходили к ним на чай.
Такума создал новый Совет, который состоял исключительно из сторонников мира между людьми и вампирами. Кстати, он тоже женился.
Айдо также работает в Совете, позволяя себе каждую неделю разные увеселения.
Каин никогда не говорил, где он работает, а у Канаме никогда не возникало желания узнать об этом. Было известно лишь то, что Акацуки изредка помогает ректору Кроссу. Жил он один. Как-то раз Рука сказала, что ей очень жаль Каина. Она так и не смогла ответить ему взаимностью. А он просто не смог полюбить кого-то ещё.
Кстати, о ректоре Кроссе. Он продолжил жить в Академии, принимая новых студентов, как вампиров, так и простых людей. Каждую неделю он приходил на кладбище, возлагая цветы к надгробиям Юки и Зеро.
Сейрен погибла, по ошибке попав под пули десятка охотников. Кто-то дал им ложную информацию о том, что данный вампир сошёл с ума и представляет угрозу обществу людей. Дело было замято.
Мария Куренай осталась с ректором, пытаясь облегчить его ношу.

Канаме вновь вздохнул. Действительность казалась ему кукольной. Мир терял свои краски. Возможно, это было временно. Но от этого ему легче не становилось.

Неожиданно приторную тишину разрезал громкий звон телефона. Чистокровный тут же бросил его в стену. Телефон умолк.
Почему же он сделал это? Вдруг это была Рука?
Нет. Он попросту не хотел никого слышать. Он знал, что это не Рука. Она никогда не звонила первой.
Он знал, что сейчас она сидит в каком-нибудь кафе и пьёт кофе, в которое она подсыпала успокоительное. При людях она никогда не позволяла себе плакать, поэтому всегда, когда ей этого особенно хотелось, она находилась в местах сборищ людей или вампиров.
Он знал, что сейчас она готова совершить самоубийство. И знал, что она никогда этого не сделает.
Рука помнила, что стало с Зеро. И, как бы она это не отрицала, в душе она жалела его. Поэтому она никогда бы не сделала с собой то, что сделал последний Кирию.

Канаме не волновало то, что своенравная Рука может попросту уйти к Каину. Он знал, что она никогда не сделает и этого.
Он чувствовал укол совести за то, что взвалил всё на плечи юной Соуэн. Он не пытался заменить Юки ею, потому как знал, что она никогда не будет такой.

Рука была сильнее Юки. Она всегда была готова решить сложнейшую задачу, если это от неё требовалось. Она никогда не говорила, что она устала, что она не хочет что-то выполнять. Ни единой жалобы невозможно было услышать из её уст.
Но Рука не была железной. Если она ничего не говорила, то это не значило, что она в порядке. Канаме понимал это как никто другой.
Он пытался беречь её. Оберегать от внешнего мира. Но получалось, что оберегать её нужно от него самого.

Он знал, что ближе него у Руки никого нет. Знал, что являлся для неё всем. Но почему-то он продолжал травмировать её и так слабую психику своими разговорами о Юки, какой-то сумасшедшей философией, тирадами о том, что ему надоело быть лучшим из лучших.
Канаме и сам не понимал, зачем говорил ей всё это. Но он точно знал, что кроме неё он не сможет рассказать это никому.

Она была для него будто чашей, в которую можно излить все свои проблемы. Но иногда и эта чаша достигала своего предела. Как сейчас.

Канаме встал с мягкого кресла и, подойдя к окну, раздвинул тяжёлые шторы. В комнату потоком хлынул яркий для непривыкшего взора свет. Но чистокровный не зажмурился. Он лишь распахнул свои алые глаза, взглянув в небо.
Канаме открыл настежь окна, и в комнату ворвались свежий, прохладный воздух и шум большого города.
Обрывки разговоров людей, звуки проезжающих машин, сирены полиции, современные песни. . . Всё это сливалось в музыку для Канаме.

Он знал, что пройдёт немного времени и Рука вернётся. И Канаме сам встретит её с улыбкой, будто ничего и не случилось. Но он извинится перед ней. Коснётся её руки, чувствуя, как она вздрогнет.
Он знал, что она простит его.
Знал, что она никогда не откажется от него. Не потому, что влюблена в него до фанатизма. Это время уже прошло. Потому, что она помнит, что больше поддержки у Канаме нет. И неизвестно, что может случиться, если не будет и её.
Ведь Канаме - гений или скорее что-то большее. А, как известно, от гения до сумасшедшего всего один шаг.

Он знал, что когда она вернётся, она отругает его за сломанные часы и купит новые. Затем она сварит кофе и приготовит ужин. Да, Рука умеет замечательно готовить - странно, не правда ли?

Он знал, что она скажет, будто была у Римы.
Знал, что сегодня вечером она будет играть на пианино.
Знал, что завтра они вместе пойдут гулять в парк и навестят могилу Сейрен.
А ещё он знал, что больше не может без неё.

@музыка: Red - Pieces

@настроение: всё ещё хорошее

@темы: Рыцарь-вампир, Фанфик

URL
   

Морозное утро~

главная